Преследование Pussy Riot — по традиции ожесточенный урок Путина

15965c18

Pussy Riot Каким бы грубым и нетактичным ни был ответ «непрочных молодых женщин, которые пишут в «Twitter» и одеваются в худи», в их действиях нет беспощадности и криминала, таким образом излишняя реакция путинского режима — индикатор его отношения к свободе слова.

Объясняя решение трибунала о продлении нахождения под охраной молодых женщин из Pussy Riot, осуждаемых в хулиганстве в соборе Христа Спасателя, СМИ проводят параллели с ходом Ходорковского. Каким бы грубым и нетактичным ни был общественно-политический ответ «непрочных молодых женщин, которые пишут в «Twitter» и одеваются в худи», в их действиях нет беспощадности и криминала, таким образом излишняя реакция путинского режима — индикатор его отношения к свободе слова.

В январе выполнение антипутинской песни в Соборе Христа Спасателя представилось лишь еще одним моментом целого года нахальных, абсурдистских, временами унизительных активов неповиновения, сообщает The New York Times. Но сейчас дело юных исполнительниц панк-рока из Pussy Riot преобразуется в что-то вроде барометра: оно значит конец прохладно-толератного отношения Кремля к глобальным митингам, считают корреспонденты Эллен Барри и Эндрю Рот. 3-х арестованных удерживают под охраной не менее 4-х лет, а в прошлую субботу период нахождения в довершение всего продлили еще на 6 лет, им угрожает взыскание до 7 лет заключения.

Издание ведет параллели с ходом Ходорковского: «удивительные кадры из зала трибунала», «процесс Ходорковского помог узнать, как относятся жители России к бизнесменам-миллиардерам, а тут в роли мишени — жизненные воплощения протестного перемещения, непрочные женщины, которые пишут в «Twitter» и одеваются в худи».

Криминальное дело строится на идее, что панк-молебен возбуждал нелюбовь по церковному свойству, подчеркивает газета. Пострадавшими в суде являются 10 очевидцев, заявляющих, что понесли духовный вред. «В субботу в суде юристы пострадавших сообщили, что представление 21 марта дало начало волне экстремизма, которая в пятницу вылилась в акт против 2-ух правоверных имамов в Татарстане», — сообщает газета по словам юристов подсудимых.

Правительство выбрало успешный пример для гонений, так как многих жителей России акция в соборе унизила, продолжают корреспонденты. «Даже в оппозиционно-настроенной Москве понадобилось несколько лет, до того как жители поддерживали подсудимых. Однако в начале июня баланс, вероятно, поменялся: известные певцы и артисты, и в том числе определенные бешеные приверженцы Путина, подписали послание, где пишется, что дело «дискредитирует отечественную судейскую технологию и подрывает доверие к факультетам власти в общем».

Тем не менее, на взгляд издания, в настоящее время данный процесс вызывает жаркий энтузиазм только «на полюсах общественно-политического диапазона». В субботу у строения трибунала люди с белыми ленточками старались заглушить православных функционеров.

Дело 3-х молодых женщин из отечественной панк-группы Pussy Riot наглядно с позиции воли слова при режиме В. Путина, сообщает The Times. Вера Толоконникова (23 года), Маша Алехина (24) и 19-летняя Елена Самуцевич — не хулиганки, сообщает издание. И каким бы грубым и нетактичным ни был их общественно-политический ответ, придерживать их под последствием — очевидный линия. Культурное сообщество не в состоянии наказывать по криминальным публикациям людей за унижение эмоций иных людей. Закупоривать рот критикам маршрутом решения под сторожу протестующих, в действиях которых нет беспощадности и уголовной образующей, и лишь гул и жесты, — это знак репрессий, заявляет издание.

«Преследование Pussy Riot не только лишь слишком, но также и очень неправильно. 3 женщины из панк-группы являются внезапное, однако значительное напоминание о том, что свобода слова единична для всех и непререкаема», — пишется в редакционной публикации.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>