Елена Мирошниченко кинула отчима

15965c18

Елена Мирошниченко 24 августа возлюбленная всеми артистка Елена Петровна Мирошниченко выделит 70-летний юбилей.

Поприветствовать кинодиву прибудут коллеги, приятели, родные. Однако 1 из них скорее всего останется в стороне – отец актрисы Иаков Розенкер. Он заявляет, что Елена Петровна практически уничтожила ему жизнь: вначале она будто бы мистификацией лишила права проживания его из квартиры, где он просуществовал 40 лет с излюбленной супругой Еленой Антоновной – мамой Мирошниченко, потом артистка отказалась помогать Розенкеру с квартирами. В то же время через пару лет отец всенародной певицы может остаться без крыши над головой!

2004 году Иаков Розенкер начал судейскую тяжбу с народно излюбленной актрисой Ирой Мирошниченко, которой нужно отчимом, за квартиру в центре Города Москва, в Гнездниковском проулке. Как раз там он 40 лет просуществовал в согласии и любви с матерью звезды Еленой Антоновной. Трибунал продолжался 2 года, в конечном итоге хозяйкой квартиры стала Елена Петровна. Иаков Пинкусович заявляет: певица мистификацией переполнила престижным квартирами! Мирошниченко, по версии престарелого человека, не только лишь обвела вокруг пальца близкую мать, но также и провертела сделку, в итоге которой записала Якова Пинкусовича из квартиры. Однако, как принято говорить, неудача не наступает одна. В следующем году после трибунала скончалась возлюбленная супруга Розенкера Елена Антоновна, в квартиру, где он просуществовал с ней столько успешных лет, ему угодить так и не удалось.

Иаков Пинкусович с собственным умеренным кладом перебрался в квартиру на Новослободской улице, принадлежащая его сильной известной. Однако, как узнали журналисты «Только звезд», через несколько лет Розенкер будет бездомным. Владелица квартиры планирует поставить 75-летнего пенсионера за дверь!

– Ирка у меня все отобрала! – сетует Иаков Пинкусович. – Вначале провертела сделку с площадью в Гнездниковском проулке, где мы протянули с супругой Катюшей 40 лет. Она перехитрила ее, заключив будто бы контракт ренты. Ну какие критерии могут быть у данного контракта? Я тебе – борщ, а ты мне – квартиру на Пушкинской площади, стоящая несколько млн долларов США? Видел я данный борщ с нечищеной морковью, который она принимала для нее из вытрезвителя! Когда я увидел эти бурда, что Ирка сообщила Кате, вылил их в туалет! Мне сообщила обычная в подъезде, что, когда Мирошниченко забирала болезненную Катю в клинику, которую еще элементарные люди между собой называют «могилой для стариков», она страшно с ней обходилась, орала: «Ну ты, хамка!» В скором времени Катюши моей не стало. Да лишь я не мог знать про это. Не сумел даже попрощаться с ней. Ирина не заявила, что супруги не стало. Позвонила она мне только спустя пару суток и как давай кричать: «У меня иконка в руках, ты извини меня, Яшенька, извини!» Раз 200 мне это повторила. Что я мог ответить?  «Ладно, – говорю, хочешь дружить? Давай дружить, все же 40 лет жили бок о бок».

– Отчего начала кричать?

– Может, вину ощущала за собой, что не рассказала о гибели супруги. Когда я у ее юриста спросил, отчего она так поступила, он дал ответ: «Она опасалась, что вы убьете ее напрямую на кладбище». Затем, поревев, спросила: «Что ты хочешь?»

Я заявил, мне необходимы лишь 15 километров. Она интересовалась, сколько это стоит. Я порекомендовал ей сделать звонок в любую риелторскую фирму и выяснить. Через 2 дня она доставила ко мне собственного юриста с письмом: «Передайте ему, что я до конца жизни гарантирую его супом». Я отказался и остался с носом. Она не дала мне ничего, даже коробку спичек! В той квартире остались мои мебель, денежные средства.

В настоящее время, по версии отчима звезды, квартиру в Гнездниковском проулке артистка сдает в аренду.

– Она приобретает за нее хорошие денежные средства, порядка 50-и, а может быть семидесяти тыс руб в неделю! – говорит Розенкер. – Помимо этого, у нее есть прекрасная трешка на Калининский. На стене она повесила дорогостоящие картины.

Обслуживают ее 3 домработницы.

Непосредственно сам 75-летний Иаков Розенкер живет в небольшой однокомнатной квартире собственной подруги. Он не выходит на улицу – хворают ноги, проведывают старого человека только работники социальных занятий, которые готовят ему еду и прибираются в квартире, никто из членов семьи отношения с Розенкером не сохраняет.

– Я – одинокий пожилой человек, – охает Иаков Пинкусович. – А вскоре еще буду бездомным. Владелица квартиры, в которой я в настоящее время держусь, желает выкинуть меня. Куда последую? Не понимаю. Мне прямая автодорога сейчас – на Савеловский вокзал…

Квартира на Новослободской улице принадлежит давнишней известной Розенкера Алле Чачати. По версии Якова Пинкусовича, когда-то она по доброте духовной прописала его у себя. Однако не так давно назвала, что у нее на данную квартиру собственные виды, и просила отпустить ее.

– Это далеко не моя своя квартира, Алла позволила в ней жить, прописала, однако сейчас пора ее высвобождать, – говорит Розенкер.

– Хотят ли вы возобновлять войну за собственные легальные квадратные метры?

– Биться я с ней не могу, у меня весьма слабо с сердцем. Задолго до гибели Кати, когда Ирка лишила права проживания меня из квартиры, в почтовом ящике я нашел квитанцию, на которой стояла фамилия обладателя: Мирошниченко. Заметив это, я просто замер, со мною произошел микроинсульт, и меня из подъезда отвезли в клинику, затем дали первую компанию инвалидности.

– Вы говорите, что вам больше негде жить, так как у вас есть дача!

– Ха! – ухмыльнулся Розенкер. – Дача сейчас принадлежит Ирке. Располагается она в прежнем населенном пункте сотрудников Совета министров. В русские годы там жили парикмахеры, прислужливые – в целом, обслуга. Ирина узнала, что есть данный населенный пункт, приняла решение приобрести там дом, и то под названием мамы, чтобы платить меньше, так как моя супруга была участницей битвы.

В настоящее время Ирина будто бы обрела данную дачу в собственность, пересоздала дом, сделала там камин, приобрела 2 дорогих «Мерседеса», возит ее собственный автолюбитель. Рассказывают, она еще наняла себе службу охраны. Сам дивлюсь, от чего они ее предохраняют? Впрочем у нее так как очень много бриллиантов, единиц двадцать дубленок, осознаю, осознаю, страшно.

Собственных детей у Иры Петровны нет, но несмотря на это есть двое племянников – Сергей и Петр от брата Рудольфа. По версии Якова Розенкера, невзирая на то, что Мирошниченко не страдает, помогать собственной родственнику она не торопится.

– Она с племянниками не разговаривает, – говорит отец кинодивы. – Петя, представляется, работал где-то в находящимся в московской области регионе, Сережа, здоровый такой детина, был сторожем. В настоящее время это взрослые мужчины, которые при стремлении могут ахнуть так, что ты улетишь за 2 улицы. Как принято говорить, мощь есть – разума не нужно. Я с ними также не разговариваю, впрочем мне бы они и могли сделать звонок, так как я настолько много сделал для их отца и Иркиного брата Рудольфа! Когда он скончался, я дал ему собственное место на Николо-Архангельском кладбище, которое стоило, кстати, млн руб! И это невзирая на то, что у семьи Мирошниченко есть домашняя могилка на Ваганьковском кладбище. Однако Рудику никто не планировал предоставлять место, а я уступил и ни копейки за это далеко не получил.

– Какие отношения были у Иры Петровны с братом?

– Они почти не разговаривали, уж весьма он обожал употреблять водочку. Рудик работал обычным автолюбителем в одном большом книгопечатном жилище, нянчил многих знаменитых людей, простой такой трудяга. Тянул каждый день. Когда кончалась замена, тянулся в авто гараж, там его ожидали дружки, и они начинали заквашивать. В скором времени у него стартовали неприятности с почками. 1 отличный доктор обозначил ему почку и заявил, что если он не будет шалить со стопкой, то проживет еще 3 года.

Рудик, вероятно, напугался, забросил деятельность, перебрался с супругой на свежую квартиру и протянул 5 с половиной лет. Мы довольно часто проведывали его с Катей, приобретали в баре темную икру, я принимал ему чекушку водки, которую он пил с огромным наслаждением. Ирина брату не помогала, это я нянчил его 3 раза в клинику имени Пирогова делать фотографии почки.

– Елена Петровна никогда в жизни не свидетельствует про собственного отца…

– Отец Ирки на битве был поврежден в тяжелое, по возвращении домой ему сделали процедуру, и доктор заявил: «Если вы незамедлительно не улетите в Подмосковье, вы проживете полгода». После данного Петя вышел из квартиры, ушел в Московской области, организовался завхозом в пансионат «Артем», поладил там с девушкой по фамилии Мирошниченко, им дали однокомнатную квартирку в Химках.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>